Сегодня

Обзор 14 серии "Опасные связи": все не так просто

Автор: Катерина | 14-02-2012, 12:43
Просмотров: 1256 | |
Обзор 14 серии "Опасные связи": все не так просто

Для меня существуют две причины, когда мне сложно писать обзоры: либо мне очень не нравится серия (что крайне редко бывает в случае с «Дневниками вампира»), либо серия настолько хороша и сложна, что я беспокоюсь, что не сумею как следует рассказать обо всех причинах, делающих эту серию настолько невероятной. Серия «Опасные связи» попадает во вторую группу. Многовековая предыстория служит почвой для событий на балу у Майклсонов точно так же, как и два с половиной сезона тщательно разыгрываемых отношений в «Дневниках вампира». Поэтому даже один маленький жест (такой как момент, когда Елена берёт под руки обоих своих сопровождающих) становится для нас, посвящённых зрителей, поистине эпохальным. А ведь серия наполнена такими сильными, достойными использования кэпслока, сценами, которые и прекрасно сделаны и вызывают бурю эмоций.

«Опасные связи» были просто выстрелом: Элайджа, касающийся руки Елены, Клаус и Керолайн во время танца, галантность Метта по отношению к Ребекке. В дополнение в симпатичному касту во всей его красе, в серии использован великолепный музыкальный ряд (например в тот момент, когда Елена попадает в руки Стефана во время смены партнёров в процессе вальса). Это была серия, посвящённая определённому событию, и нас восхищает её напряжение. Серия напоминает идеальную сказку, но не всё происходит, как в сказке. Персонажи не делают того, чего от них ожидают и по мере того, как ожидания начинают мешать, серия «Опасные связи» создаёт и свою энергию, и ощущение того, что вот-вот должен произойти взрыв, который и происходит в самом конце серии, когда Деймон и Ребекка, срывая друг с друга одежду, проверяют прочность друг друга.

Больше всего мне в этой серии понравилось то, что ничего не было ясным, определённым заранее, чёрно-белым: начиная от романтической интриги и заканчивая поучительными выборами. Мать всех сложных решений – это Эстер, которая решила исправить ту ошибку, которую она совершила тысячу лет назад, убив пятерых своих детей и создав вампиров. Точно также как и Стефан, который планируя свой план мести Клаусу, метил в его единственную слабость, Эстер строит план, который тоже концентрируется на семье: собрать вместе всех детей под фальшивое обещание нового мирного начала и потом соединить их в единое целое с помощью кровавого заклинания. Точно также, как и в случае с обращением в вампиров (тогда их обманули), делая по глотку шампанского, дети Эстер не имели ни малейшего понятия, что таким образом они делают первый шаг к собственному уничтожению.

Хотя Эстер и говорит с Еленой искренне, есть один момент, когда она произносит: «Сделаешь это сама или пусть это буду я?» - подразумевая, что с "или" без участия Елены, но кровь двойника будет использована в этом заклинании. Она угрожает с улыбкой на лице, несмотря на собственный мораторий на насилие. Эстер не хотела, чтобы тысячу лет назад кто-то атаковал жителей и сейчас она тоже не хочет этого. Тысячу лет назад Эстер поставила любовь к собственным детям выше законов природы. Но теперь она уничтожит зло, которым с точки зрения Эстер являются её собственные дети, чтобы исправить свою ошибку. Это – интересный поворот: ведь «Дневники вампира» часто ценят защиту близких выше причиняемого этой защитой «побочного ущерба». И хотя Эстер делает всё, что нужно для создания заклинания, был один момент, когда Эстер всерьёз оценивала «побочный ущерб» (речь шла о порядочном Элайдже), но она всё же намерена потерять и его тоже во имя великого благого дела.

Точно такой же выбор делает и её напарница, Елена, которая, вдобавок, ещё и расслабленно обманывает того же самого Майклсона, которого она уже обманывала во втором сезоне. Елена чувствует, что её принуждают быть кем-то, кем она не хочет быть: план состоит в том, чтобы убрать Деймона со своей дороги и помочь Эстер провернуть фокус с дьявольским тостом с шампанским. Самый напряжённый момент серии для меня был тогда, когда Елена не предупредила Элайджу, она обманула его. В серии «Опасные связи» наша героиня держится своего курса обманывать ожидания: она принимает очень дискуссионные решения и говорит неправильные вещи. Она отталкивает Деймона и тут же жалеет об этом, потом она бросается к Стефану, который сильно ранит её саму. Но ничуть не меньше, чем поклонники ругают Елену за её действия в этой серии, она делает это сама: она знает, когда она оплошала и именно она - свой самый строгий судья, если речь идёт о совершённой ею ошибке или о том, что её выбор не совсем безупречен с моральной точки зрения. Перефразируя Стефана, неужели Вы думаете, что ей нравится быть такою? Она не приемлет того, что несёт «побочный ущерб» в том смысле, в каком Стефан и Деймон (а ещё Клаус и Элайджа) на это способны (пусть даже и иногда).

Эстер описывает Элайджу как «такого порядочного», и мы видим как он защищает Елену от Ребекки, удивлённо рассказывает ей о возвращении своей матери, говорит о своих подозрениях (насчёт матери) и спрашивает у Елены, есть ли у него причины (с её точки зрения) не доверять Эстер. Мне нравится, что Елена, которую мы знаем, принимает всё больше и больше решений в духе принципа «цель оправдывает средства». В Грилле Ребекка предупреждает Керолайн, что Елена может вонзить нож в спину кому угодно (и это довольно справедливо, ведь Елена использовала доверие Ребекки, чтобы в буквальном смысле слова вонзить ей нож в спину), и вот на балу Елена полностью предаёт те доверительные отношения, которые установились у неё с Элайджей. Чем больше я буквально визжала от восторга у экрана телевизора, тем больше я была рада, что авторы сценария сделали за Елену именно такой выбор. Чем запутаннее, тем лучше!

Что приводит нас к романтической ситуации, в которой находится мисс Гилберт. Боже правый, у неё по брату Сальваторе с каждой стороны! Начнём с конца, а именно со сцены в доме Гилбертов: Стефан притворяется, что ему всё равно, и это контрастирует с неспособностью Елены скрыть свои чувства к нему. Для меня интересен тот момент, что Елена, говорящая о неспособности спрятать свои чувства – это ровно то, что сделал по отношению к ней другой брат Сальваторе. Она заставила Деймона разбираться в точно такой же шараде, в которой её саму заставил разбираться Стефан. И братья ещё раз поменялись ролями: тот, кто был спутником Елены и тот, кто не заботился о том, каким опасностям подвергается жизнь Елены. Тот Деймон, который появился в Мистик Фоллс в начале первого сезона, давно исчез, и Стефан как раз принял этот факт (хотя как-то слишком расслабленно). Являются ли чувства Деймона обузой? Или ему нужно просто перестать быть «контролирующим придурком» (которым по аккуратному выражению Стефана он является)?

Несмотря на крайнюю странность попытки Клауса завоевать Керолайн, чудесным было то, что эта сюжетная линия запараллелена на отношения братьев Сальваторе и Елены. В то время как Деймону указали на то, что им правят эмоции, Клауса поощряют быть естественным: быть эмоционально открытым – это не обязанность, а способ общения, способ избежать вечности в изгнании и изоляции. И есть один урок, который Керолайн преподнесла своему бессмертному принцу. Несмотря на то, что Клаус представляет себя (и особенно свои отношения с отцом) сложным, Кэролайн видит по сути очень простой принцип, который работает: если бы только Клаус сумел перестать быть таким контролирующим всё придурком, он смог бы найти настоящую компанию.

В серии идеально показана динамика между ними. Керолайн отказывается играть партию, предназначенную для неё Клаусом: она не хочет быть Золушкой, которую увозит очаровательный принц. Она идёт на бал, чтобы приглядеть за Меттом и Еленой, и она придерживается своей точки зрения с Клаусом. Она помнит, кем он является, что он сделал, и кому он сделал больно, чтобы получить власть и привилегии, которыми он обладает. В отличие от некоторых других наших персонажей, который пытаюсь играть роль тех, кем они на самом деле не являются, Керолайн не заинтересована в том, чтобы люди говорили ей, что делать или кем быть. И именно это придаёт её персонажу такую искренность. Керолайн говорит то, что думает, при этом не важно идёт ли речь о её разговоре в Грилле с Еленой или с большим плохишем Клаусом. И Клаус видит в ней то, что видят легионы поклонников у себя дома: она прекрасна, сильна, полна света и полна искренности. Если Керолайн захочет, то она сможет изменить Никлауса (у меня в этом нет никаких сомнений). Плохо то, что план матери Клауса убить его и его братьев и сестру, без всякого сомнения, разрушит все проблески человечности, пробивающиеся в Клаусе.

В Мистик Фоллс всё никогда не бывает так просто.

Момент принуждения. Сцена вальса и сопровождающие её моменты (например, когда в ответ на фразу Керолайн: «Я ведь была мисс Мистик Фоллс», Клаус отвечает: «Я знаю»).

Правила. Эстер использует заговорённый шалфей, чтобы создать обстановку, при которой она и Елена могут свободно поговорить, не опасаясь вампирского супер-слуха. Эстер объясняет Елене, что Аяна, предок семьи Беннетт, наложила заклинание на тело Эстер, чтобы сохранить его и что Эстер провела последние тысячу лет на другой стороне. Она взяла силы у линии Беннетов, а именно у Эбби и Бонни, чтобы вернуться к жизни. (Это объясняет, почему женщины семьи Беннетт лежали на полу пещеры в конце тринадцатой серии.) Заклинание Эстер (которое является шагом номер один в её плане убийства своих детей) связывает древних братьев и сестру вместе: сначала он выпивают шампанское, в которое подмешала кровь двойника (что является напоминанием о них же, выпивших вино с подмешанной туда кровью в то врем, когда они были обращены в вампиров), а потом Эстер «завершает связь», используя кровь Финна. Его капающая кровь двигается по пергаменту от одного имени к другому, создавая таким образом нечто, по форме напоминающее дерево. В конце, когда заклинание завершено, «документ» вспыхивает пламенем. (Невероятно.)

Туманные моменты:
• Мне понравилось, что все знают, как носить бальные платья и фраки (несмотря на то, что в приглашении не было указано на необходимость одеться определённым образом) и что ни у кого не было трудностей с вальсом, которому не одна сотня лет. Знаете, такой вот классический Мистик Фоллс.
• Мы узнали, что Аяна сохранила тело Эстер с помощью магии. Но если Клаус убил свою мать, вырвав ей сердце, не означает ли это что мать года Эстер в в буквально смысле слова бессердечна?

Некоторые мысли и вопросы в ожидании пятнадцатой серии «Все мои дети»:
• В самом начале серии был ли это убийца Мистик Фоллс, которого привлекает больница, или это просто была Ребекка, которая ждала, чтобы наброситься на Елену?
• Кроется ли что-то за диалогом Коула и Деймона, когда Коул заявляет, что не помнит Деймона? Есть ли за этим какая-то история, или Коул просто так сказал об этом?
• Предложит ли кто-то из вампиров свою целительную кровь Метту «без медицинской страховки» Доновану?
• Как в точности работает заклинания «соединения в единое целое»? Если Эстер закалывает одного из своих детей, будут ли все они страдать от последствий этого шага? Или есть специальный план «Как убить древнего вампира», который отключит одновременно всех детей, включая и Клауса? (У меня такое чувство, что это, скорее, второй вариант, чем, скажем, некое подобие заклинания, которое наложила Люси во время маскарада, когда Елена чувствовала боль, причиняемую Кетрин.)
• Когда мы увидим Аларика в смокинге?
• Будет ли жёсткая сцена между Деймоном и Ребекком вариантом на одну ночь, или это начало чего-то большего…?
• Что такое с Финном? Как Эстер узнала, что она может раскрыть карты именно перед ним, а не перед кем-то ещё из своих детей?

Перевод: spoiler
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Смотрите также:
  • 0
Комментариев: 0 | Распечатать

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.